Особенности зимней рыбалки… в Греции


156 из 342 считают этот отзыв полезным

Время отдыха: март 2007 - Автор: WaterWood - Опубликовано: 19 February 2008
Все хорошее когда-нибудь кончается. Вот и мы, проведя два незабываемых дня в Эдипсосе, уплывали из этого маленького курортного городка в северной части большого греческого острова Эвия. Я стоял на третей палубе паромного судна и смотрел за борт. Сквозь восьмиметровую толщу воды было прекрасно видно чистое песчаное дно. Безветрие, кристально-чистая вода Эгейского моря и медленное, плавное покачивание судна создавали абсолютно нереальное ощущение полета.

Корабль, как гигантский дирижабль, парил над землей на границе двух прозрачных стихий - воды и воздуха. Из-под днища судна неторопливо, как и все происходящее вокруг, выплыла стая крупных, не менее полуметра в длину рыб. Их веретенообразные тела, практически не совершая никаких движений, медленно передвигались в прозрачной, с бирюзовым оттенком, толще воды. «Эх! К пирсу бы их!» - подумалось мне.

Этот пирс не давал мне покоя еще с момента прибытия, когда мы Борисом, забросив вещи в номер, даже не удосужившись их распаковать, выскочили на набережную снимать закат. Зимнее солнце быстро прячется за горизонт. А первые числа марта по нашим сибирским меркам еще глубокая зима! Я лишь пару раз успел щелкнуть затвором фотоаппарата, а солнце уже скрылось за склонами гор Лихады. И только Борис все еще бегал под пальмами на набережной, ловя оттенки заката, выбирая ракурсы, меняя режимы камеры.

Мое же внимание привлек выдающийся в море каменный язык. Короткая прямая аллея, выложенная тротуарной плиткой, украшенная, в продолжение общего стиля набережной двумя рядами пальм, и обтянутая в качестве ограждения мощными капроновыми канатами на металлических столбиках. Она скорее напоминала палубу какого-то корабля, чем собственно аллею. Особо не задумываясь, я окрестил этот архитектурный изыск пирсом, ибо хотя рядом с ним и не наблюдалось пришвартованных лодок, скорее всего его назначение было именно таким. Не даром же пальмовая аллея торжественно вела прямо ко входу нашего отеля.

В «Термасилле», так он назывался, в свое время доводилось останавливаться и Черчиллю, и Онассису. Вряд ли эти выдающиеся деятели двадцатого века прибыли сюда на пароме также как мы. Мое воображение быстренько пририсовало пару пришвартованных к пирсу шикарных яхт и разгуливающего по аллейке вальяжного господина с неизменной сигарой в толстых губах. Я встряхнул головой - яхта растаяла в начинающихся сумерках, господин с сигарой тоже…

Зато, я обнаружил, что пирс постепенно оккупируют люди со спиннингами и бобинами лески в руках! О, пресловутый лов «на вечерней зорьке»! Что есть прекраснее и романтичнее в этом мире? Расслабиться, отдохнуть. Просто послушать неизбывный плеск волн, наблюдая, как тускнеет свет уходящего дня, как небо меняет цвета - от алых и лиловых оттенков в синь и, наконец, в непроглядную черноту. Греки подтягивались на пирс после рабочего дня. Подъезжали на скутерах и автомобилях. Благо, даже переодеваться не нужно было - с чистенького, выложенного тротуарным камнем пирса можно было рыбачить, не рискуя испачкаться.

Рыбалка не была активной. Снасть типа воблера, рыжеватой пластиковой рыбки забрасывалась как можно дальше от берега, и подтягивалась бесконечными медленными подмотками. Меня разбирало любопытство - что за рыба здесь ловится? И я притаился под пальмой в ожидании чьей-либо рыбацкой удачи. Увы, за двадцать минут никто ничего не поймал. За это время стемнело окончательно. На набережной зажглись оранжевые лампы в фонарях стилизованных под старинные газовые светильники.

Откуда-то из темноты выскользнул Борис и, уточнив где это я шляюсь столько времени, сообщил о необходимости явиться на ужин, куда уже собралась вся группа. С сожалением бросив последний взгляд в сторону рыбацкой тусовки - удача пока не улыбнулась ни кому, я поплелся в отель. Ужин был долгим, были застольные разговоры интересные и не очень. Когда, наконец, согласно традициям мы вышли на набережную в поисках, какой-нибудь лавчонки торгующей спиртным на пирсе уже никого не было.

Утром я пристрастно изучил пирс. Ни на фигурной тротуарной плитке, ни даже на дощатой палубке, которой он оканчивался, не было никаких намеков улова. Ни блесток осыпавшейся чешуи, ни подсохших следов слизи… Ничего! Не было и остатков наживки, которую всегда можно найти в таких местах у наших водоемом - подсохших дождевых червей, крупинок слипшейся каши, случайно раздавленных креветок… Короче, того, на что в Греции ловят с берега рыбаки-любители. (Сети в порту я видел - они не в счет! Это - не спортивно!) Как бы то ни было - пирс был чист! Может рыбаки его за собой подмели? Или все вчерашнее действо лишь из спортивного интереса? Непохоже!

Море у берегов Эвии было живым. В прозрачной воде хорошо были видны стайки рыб, причем отнюдь не малькового размера. На дне в изобилии чернели морские ежи.

«Кого же здесь все-таки ловят?» - этот вопрос мучил меня весь день.

В местных тавернах, пустоватых по поводу еще не начавшегося туристического сезона, нас потчевали жаренной в сухарях килькой, еще какой-то рыбешкой покрупнее, но не менее вкусной. Присутствовали в меню жаренные на гриле осьминоги, по вкусу напоминающие имеющего легкий рыбный привкус цыпленка, и кальмары в самых различных блюдах от салатов, до колец запеченных в каком-то соусе.

Отдельное, доброе слово хочу сказать по поводу жареных креветок под соусом Цзацзыки. Когда блюдо подали, я впал в тихую панику - в густом, непрозрачном соусе с томатной пастой и специями, плавали неочищеные креветки! Как их есть? С панцирем? Попробовал - нет, что-то не то... Панцирь противно хрустел на зубах, пришлось его выплюнуть. Обсасывать соус, а потом чистить креветку, вроде бы, тоже как-то неприлично. Сижу, размышляю.

Девушки из группы, глядя на меня, покатываются со смеху: «Хотел экзотики - получи!» Зато теперь я точно знаю, где и в какой момент родилась украинская пословица: «Бачилы очи шо купувалы? Йжте хоч повылазьтэ!». Выручил меня из сложной ситуации Костас - наш гид и товарищ. Костик, оценил ситуацию еще по пути. Протискиваясь между столиками таверны, он, глядя на мою недоуменную физиономию, давящуюся креветками, и сам давился со смеху.

Как интеллигентный человек он не мог себе позволить «оборжать» меня в открытую. Наконец, подсев к нам, он с широчайшей улыбкой пояснил, что на самом деле креветки частично очищенные, хотя этого и не видно из-за соуса. То есть берешь креветку, отрезаешь ножиком чищеную шейку и спокойно ешь! Такая вкуснятина оказалась, даже жаль, что половину блюда я к этому моменту уже успел как семечки слузгать.

Потом мы ездили на какую-то экскурсию. Можете не сомневаться - в Греции есть на что посмотреть! Но мои мысли были поглощены пирсом: «Как они там? Будут ли сегодня на месте? Да, что же они там ловят-то, в конце концов, без чешуи и слизи?!»

Наш автобус подрулил к гостинице в ранних сумерках. Солнце упало за Лихаду, лишь несколько минут назад. Группа, утомленная экскурсией, по большей части дремала. Один я беспокойно крутил головой. Нет, все в порядке! Улица у пирса была заставлена различным транспортом, а на нем самом царило уже привычное оживление. Однако, любопытство любопытством, а ужин по расписанию! Но сегодня у меня был план! И дезертировав из-за ломящегося яствами стола где-то перед подачей сладкого, я, не забыв захватить камеру, выбежал на пирс. Как раз вовремя! Народу на пирсе оставалось не так уж и много.

После захода солнца похолодало. Градусов до пятнадцати. Выше ноля, естественно. Вот народ и разбежался. Остались самые морозоустойчивые! Принцип «не мерзнет не тот, кто мороза не боится, а тот, кто одевается хорошо», действовал и здесь, в Греции, в отсутствие мороза как такового. Рыбаки оставшиеся на пирсе, были одеты серьезно. Один был даже в шапке ушанке, с опущенными и завязанными под подбородком ушами. Я же, в наброшенной на безрукавку шерстяной кофте, чувствовал себя вполне комфортно. Правда, я не торчал на пирсе битых четыре часа…

Подойдя к одному из рыбаков, я на ломаном английском выпалил вопрос, мучивший меня весь день: «Экскьюз ми, кэн ю шоу ми йоа фиш?», и ткнул для убедительности указательным пальцем в пакет, лежавший у его ног. Признав во мне иностранца, рыбаки заулыбались. «А ю Джеман?» - предположили они во мне немца. «Ноу! Ай эм Рашн!» - гордо сознался я. Похвастались уловом все! В полиэтиленовых пакетах студенистой массой лежали кальмары. Немного, всего по две-три штуки. Зато, какие они были! Только, что из моря. Их почти прозрачные тела, были усеянные мелкими черными точками, видимо усиливавшими в воде камуфляжный эффект. В оранжевом свете фонарей они кальмары перламутрово переливались, а их огромные черные глаза-линзы неожиданно взблескивали, отражая случайный луч.

«Ай кэн мэйд фото?» - обнаглел я. Но рыбаки разрешили мне их сфотографировать, позируя со своими диковинными трофеями. Они казались мне такими смешными в своих меховых шапках ушанках. В своей ненастоящей греческой зиме, вклинившейся в мою сибирскую, неделей настоящего лета.

Паром медленно уходил от берега. Уменьшалась башенка над центральным холлом «Термасиллы». Уменьшался пирс с двумя рядами пальм и толстыми капроновыми канатами по периметру. Сейчас на нем никого не было. Пустой, он казался таким грустным. Но я знал - вечером там обязательно соберутся греки, как капуста одетые в сто одежек, забросят в море снасти, и будут лениво наблюдать, как падает за Лихаду солнце.
Считаете ли вы этот отзыв полезным? Да Нет

Комментарии

Нет комментарий.

Оставить комментарий





Реклама
rusrek.com: 1491-40 All STar Academy (718) 434-2050 rusrek.com: 1436-60 KartinaTV_2 (347) 586-0428 (347 586-0433 #1018 rusrek.com: Гинекология rusrek.com: 1441-54 UR - (718) 275-3660
rusrek.com: J.Halper акушер rusrek.com: A&M CARRIERS INC  802-444-4464 (929) 928-0048 Иссак2 rusrek.com: Brighton Center for Women Health 583-103 rusrek.com: NYU Langone Levit Medical Center - 1117-101 - (718) 376-1004 (718) 621-9400
rusrek.com: Требуются кассиры (412) 867-8440 (412) 559-2305 rusrek.com: Алекс Берд
rusrek.com: Triple D Express OVNER 630-853-6420   224-622-3954 rusrek.com: Aleinik law 718-909-1989