110 из 223 считают этот отзыв полезным

Время отдыха: июль 2006 - Автор: Вера Кузьмина - Опубликовано: 06 June 2008
Прочитано 18 страниц пляжной книжки, загар — со следами от бесконечных улыбок и смеха, в голове — теперь совсем другие мысли, во сне — океан. Это —краткий итог двенадцатидневных каникул в Марокко длиною в романтичный веселый кинофильм, не лишенный морали.

Как должны выглядеть люди, выбравшие для летнего путешествия пускай даже и самую европейскую, но Африку? Нам казалось, что у этих людей непременно должны быть отважные лица. Вопреки романтичным прогнозам, нашими соседями на ближайшие 6 часов становятся заурядные дядьки в шлепанцах – на - носки и тетьки коля – не – пей - так – много - виски!, летящие в Африку за оплаченными завтраками-ужинами и шезлонгами у бассейна. «О, где же, где же, вы – загорелые серферы?»

Но мы то знаем – нас непременно ждут веселые приключения! Делаем отважные лица, глоток Пассоа, фотографию, чтобы потом смешить друзей и отправляемся в путь!

А цель поездки, у нас по – сути, в чем то схожа с целью наших соседей, но чуть более поэтична – мы летим за ветром с Атлантики, за бескрайними горизонтами, растворяющимися в дымке, за пляжами с желтым песком, обжигающим пятки, за перманентным состоянием легкого опьянения и мыслями «интересно, а какой сегодня день недели? А какая разница!». И нет цели расставить галки на карте Марокко, но все же есть интерес, чем же арабский мир отличается от европейского, потому мы здесь и в рюкзаке - путеводитель Lonely Planet с закладками на нескольких страницах.

Нас – четверо девушек – по - арабски 4 – «арба». Это пока единственное арабское слово, которое мы знаем. Наш запас французских фраз тоже не отличается универсальностью:

« Je suis membre du parti communiste»[1][1] - случайно вычитанная в разговорникие советских времен,

Je ne pas le passport[2][2] - из «Французский за 2 недели»

Je suis le loup – из Приключений Петрова и Васечкина.

Путешествовать мы учились сами – узнавая мир таким, какой он есть – по картам и путеводителям – с его глянцем и изнанкой местной жизни, из окон поездов и арендованных авто, из разговоров и дружбы с местными жителями. За плечами – лишь несколько удачных каникул в Европе и потому наша первая мусульманская страна даже кажется нам некоторым экстримом, усугубляемым остуствием сопровождения бойфрендами.

Агадир – если верить мнениям – самый не марокканский город Марокко и к тому же еще и вовсе не красивый- белый, серый и довольно грязный в нетуристической своей части – мы об этом знаем – и не разочаровываемся. Взамен здесь есть много километров широких песчаных пляжей и теплый в июле и августе океан, с волнами, позволяющими признать океан океаном, но помимо этого еще и позволяющими купаться без серьезных опасностей и навыков обращения с волнами.

Мы бредем по линии прибоя и ищем Свой Пляж - такой, какой нам снился в нашем дождливом городе. Вокруг – огромное количество марокканских жителей на отдыхе – они с палаточками, ковриками и большими семьями, зачастую совсем не моногамными по составу, тоже устремились к океану в эти летние дни. Пляжный отдых в их понимании – это вовсе не «лежак – книжка- крем для загара - коктейль» – это футбол, пляжный теннис, барабаны, акробатика и прочая возня – и в итоге муниципальный пляж оборачивается то ли стадионом, то ли ареной заезжего цирка.

Для получения колониального удовольствия от всей этой экзотики и наблюдения за происходящим находится отличный способ – огороженные веревкой платные участки пляжа - куда и назойливым торговцам путь запрещен. Мы находим себе такой идеальный кусочек с калифорнийским названием– Palm Beach – и за 20 дирхам с человека получаем лежак с матрасом, бледнолицых неспортивных соседей, зонт, душ и неплохой бар с европейской едой и отличным апельсиновым фрешем в любой момент.

Ветер с океана, горячий воздух, мартини-оранж – мы приехали!!

Вскоре появляются и главные герои нашего отпуска – «Загорелые Серферы». Оказывается, совсем рядом с нашим пляжем – серф-станция.

Мы заводим знакомство и больше почти не расстаемся.

Hippy and happy in Morocco

Следующие дни каникул, не занятые поездками по стране, мы проводим на Palm Beach. Дни эти прекрасны своей праздной однообразностью, наполненной солнцем, солью океана, пустяковыми курортными заботами, мартини, разговорами о счастье и смехом друзей.

Мы любуемся нашими серферами – они великолепны в своей беспечности и свободе – лениво растянувшись под навесом, они ждут ветра и волну. Некоторые из них здесь ради туристов, желающих познать радость общения с ветром, волной, доской, парусом или кайтом, остальные и вовсе не связаны никакими обязательствами.

Ветер в эти недели совсем слабый, за волной нужно ехать в другие места, поэтому времени для бесконечной веселой болтовни у нас предостаточно.

Серферы помогают нам сориентироваться в карте Марокко, разложенной нами на песке, и построить планы поездок:

- Марракеш? Зачем вы туда едете? Там же МОРЯ НЕТ!

- Тагазут. Да! Да! Там отличные волны! Нееет, на велосипеде не надо туда ехать – это далеко. 20 километров от Агадира. Как это - для вас это мало??

- Мирлефт? Да! Там очень красивые пляжи!

- Эссувейра… О! Эссувейра!! Ну, вы сами все увидите! А вечером там такие фонари горят на набережной!

- А пойдемте поплаваем?

- Пойдемте!

День за днем мы учимся обращаться с волнами, все больше влюбляясь в океан и целый мир.

Иногда, правда, наш пацифистский настрой сменяется предвоенным – стоит только остаться в воде без мужского сопровождения, как вокруг нас начинает медленно сжиматься кольцо из марокканских отдыхающих. Кажется, они делают это даже против своей воли – просто молча плывут к тебе, чтобы быть как можно ближе. Спасение этому есть только подальше от берега, куда решаются заплыть только самые смелые и мы, чем и повергаем в ежедневную истерику чутких пляжных спасателей.

По вечерам у океана серферы поют нам песни Боба Марли и Джека Джонсона под гитару, мы курим-пьем, пялимся на звезды, луну, выложенные камнями на горе и светящиеся в темноте слова «Бог, Родина, Король», слушаем океан – и все настолько хорошо, что даже трудно в это поверить.

Еще мы бродим по бесконечным пляжам и ведем бесконечный разговор о Них и о Нас.

Все в их жизни, кажется очень простым и каким – то настоящим.

И правда стоило прилететь в Африку, чтобы увидеть собственными глазами, что есть такие формы существования, в которых время не делится на две неравных части «понедельник-пятницу» и «субботу- воскресенье», где счастье и свобода не покупается за многие тысячи, а всегда рядом – в виде волны, доски, ветра и горизонта, затерявшегося в дымке.

- Океан – это вся моя жизнь. Всему, что я знаю - я научился у океана – говорит Сид.

Вся метафоричная патетика высказывания оборачивается сущей правдой - здесь и правда можно задать вопрос океану и получить ответ, надо лишь только научиться его услышать.

- Зимой здесь мало туристов, приезжают только серфингисты из Европы. Когда нет ветра, мы просто сидим на берегу, разговариваем, делаем барбекю и ждем свою волну. – продолжает Сид. И я уже перестаю верить в то, что мы с ним живем на одной и той же планете. И лишь луна, которая здесь такая же, как ночью в Москве, служит тому напоминанием.

- А когда никого нет вообще, я просто сижу на берегу и читаю книги по философии и социологии…- no comments

Финансовая сторона благополучной беспечности Сида остается в тумане:

- Sometimes I work hard. But I don’t need much money. I need money only for living. I like my life!

Однажды вечером проливаю Мартини-оранж на свои белые брюки, предназначенные для сегодняшнего похода в Самый Дорогой Клуб Города. Сид ловит мой слегка расстроенный взгляд:

- It DOESN’T matter.

- What DOES matter, Sid?

- You and Me.

Здесь, вдалеке от маркетинговых атак lifestyle прессы, от московских многоэтажных офисов с кондиционерами, компьютерами, тендерами, и дедлайнами, под Другим небом с перевернутыми созвездиями я, вдруг вспоминаю, что есть вещи, которые не имеют вообще никакого значения. И еще есть, те, затерявшиеся в суматохе, которые и правда мне важны – их совсем немного - дружба, любовь, свобода и мир, и главное теперь не порастерять их cнова в бешеном темпе мегаполисов и в давлении чужих мнений.

Taghazout

Июльская жара не располагает к продолжительным вылазкам вглубь страны и мы планируем свои поездки так, чтобы быть поближе к океану.

- Нам, пожалуйста, в Тагазут – заявляем мы таксисту.

-70 дирхам

- Ок. Но такси целиком наше. [3][3]

- Договорились.

От Агадира до Тагазута всего 20 километров дороги вдоль океана – вроде бы расстояние и повод для отличной велосипедной прогулки [4][4]– но мы, глядя на дорогу из окна старого Мерседеса, радуемся, что лень заявила о себе сегодня утром и мы все же решили ехать на такси. Вокруг вовсе не живописно – кругом бетонные строения, страшноватого вида люди, идущие вдоль дороги, и отвратительный запах, доносящийся с завода по переработке сардин.

Тагазут заявлен Lonely Planetoм как небольшая живописная рыбацкая деревушка, славящаяся своими кальмарами, колониями хиппи нашего времени – downshifter-ами, сбежавшими на сей край земли от ценностей капиталистического мира, и популярная также среди серфингистов, своими серф-спотами для «серьезных парней».

- Вот. Приехали. Это Тагазут. – высаживает нас таксист возле небольшого рынка и помойки. – Чтобы поймать такси обратно, обратитесь к полиции.

Мы сразу же становимся объектом всеобщего внимания. Мы уже начинаем постепенно к этому привыкать и просто идем к пляжу. Странно, но ничего похожего на деревушку не обнаруживается. Есть только рынок и что - то за забором. И еще есть огромный, теряющийся за горизонтом пляж. Километры песка. Похоже на другую планету. И океан здесь совсем другой- он холоднее, волны больше и вообще все здесь гораздо серьезнее.

Мы решаем поплавать, позагорать немного и после подумать, в какую сторону продолжить путь.

- Смотри какая волна приближается!

- Ага! Мы под нее поднырнем, как нас учили. У нас же уже получалось!

- Точно!

- Оооооййй, кааааакая она Большая!!

- -БЕЕЕЕЖИМ!!!

Убежать не получается, и уже не понятно, где дно и где поверхность, пол литра соленой воды в носу, слетевший купальник, страх, восторг и уважение к силам природы.

Ближайшие пару часов мы греемся на солнце, разглядывая окружающий мир. Вокруг следов цивилизации уже почти совсем нет – лишь несколько палаток с мороженным и пункт проката зонтиков, где то вдалеке дети играют в футбол, рядом выгуливают, небольшой лагерь для дошкольников. Мимо проходит несколько подростков и рядом с ними бегут два очаровательных желтых щенка.

- Щенки! Щенки! – пищим мы на русском языке.

Я уж не знаю, как звучит слово «щенки» на арабском, но щенков нам незамедлительно приносят. Мы радуемся, фотографируемся и играем с ними.

- Приезжайте к нам, в Тагазут в Café Panorama- приглашает подросток- хозяин щенков.

- А мы что, не в Тагазуте??

- Неет. Это «Кемпинг Тагазут». А Тагазут вооон за той скалой. – говорит подросток, указывая в дымку. – В принципе, можно дойти пешком по пляжу.

Мы благодарим мальчика, прощаемся с ним и отправляемся за горизонт.

Расстояние обманчиво и уже через 20 минут, перейдя через невысокие прибрежные скалы мы оказываемся в деревне. Там действительно довольно приятно. Синие рыбацкие лодки на фоне оранжевых марокканских домов и желтого песка – наконец то мы видим обещанные путеводителями марокканские цвета без полутонов.

В безымянном кафе над пляжем мы получаем, пожалуй, лучший за всю поездку мятный чай. В ответ на просьбу принести апельсиновый сок и вопрос, где можно купить батарейки для фотоаппарата, юный официант убегает в город и минут через десять возвращается с сумкой апельсинов и упаковкой батареек. Нам здесь нравится. Я даже прикидываю, а не провести ли здесь старость или хотя бы ее часть.

Еще некоторое время проводим в прогулке по ничем в общем то не примечательным улицам деревеньки, исследовании содержимого магазинов с одеждой для серфинга и лавок с всякими ненужными вещами.

Essaouira

В отеле, где мы живем есть 2 выхода, несущих принципиально разную смысловую нагрузку- первый – на пляж – он гарантирует некоторую изоляцию от местных реалий и все те удовольствия за которыми люди едут на Пляж,

второй – выход на Дорогу – он не гарантирует ничего, и то, какой она будет зависит только от Вашего умения обращаться с миром.

Однажды, ранним утром, мы выбираем выход на Дорогу и берем такси до Эссувейры,

стоимостью около 750 дирхам за право ехать вчетвером, а не вшестером и останавливаться где пожелаем.

До Эссувейры 175 километров довольно живописного пути, частично пролегающего вдоль океана, чем мы и пользуемся, делая фотовылазку в красивой лагуне, неподалеку от невзрачного населенного пункта - Tamri. Укрытые высокими скалами, пляжи здесь еще безлюднее, чем в Тагазуте, волны еще больше и хочется здесь дождаться заката, но мы все же продолжаем путь в Эс-Сувейру. Мы уже прочитали много страниц путеводителей об этом городе с романтичным названием и ждем, что он станет главным городом нашей поездки.

Говорят, многие художники и поэты находили здесь вдохновение. Колонии хиппи, вслед за своим Джимми Хендриксом обнаруживали здесь Лучшую жизнь.

По приезду мы и правда впадаем в очарование бело-голубых стен, мощеных улиц старого города, европейских кафе недалеко от порта, большого количества европейских туристов приятной наружности с рюкзаками за плечами. Афиши, расклеенные в городе анонсируют предстоящий фестиваль кайтсерфинга и все здесь напоминает о том, что одной из главных туристических и спортивной ценностей города является ветер. Он же и его беда, потому как запах рыбы доносящийся из действующего старого порта разлетается повсюду на киломеры здешнего побережья. Он разрушает мозг и портит настроение.

Забронированная нами гостиница с номером sea view оказывается в непосредственной близости от порта и мы не можем даже открыть окна и завтрак на крыше тоже отменяем.

Мы оставляем вещи в гостинице и отправляемся на прогулку в старую часть города почти целиком превращенную в Сук – то есть рынок. Попав на сук, я вскоре понимаю, что я не художник, не поэт и, наверное, даже не романтик – тысячи метров узких улиц наполненных тысячами разноцветных некачественных ненужных вещиц и галдящими продавцами окончательно разрушают мое сознание. У подружек – психика более устойчивая и они умудряются прикупить в этом аду неплохие украшения, изготовленные, по легенде, берберами в пустыне в минуты тягостных раздумий. Я зачем –то скупаю национальную одежду.

День подходит к концу, мы отправляемся ужинать в рыбный ресторан, так как остальные уже закрыты. Я вдруг плАчу – у меня передоз экзотики, чужеземцев, и я не могу видеть рыбу, Эс-Сувейра совсем не такая, как про нее написано в книжках. Нам приносят мохито, официант почему-то интересуется, какая погода в Питере в октябре и эти мостики из привычной жизни постепенно возвращают меня в приятное расположение духа.

Время только 12 часов, а город уже совсем опустел и лабиринты узких улиц выглядят довольно зловеще. Мы направляемся к набережной и находим на ней не обозначенную ни в одном путеводителе достопримечательность – тени. Стены города подсвечиваются большими желтыми фонарями и мы пол-часа изображаем всяких зверей между ними и фонарями, получая смешные и зловещие десятиметровые тени на стенах. Пустынная набережная подсвечивается высокими фонарями, излучающими холодный синий цвет, от чего тени от круглых пляжных зонтиков кажутся абсолютно инопланетными на голубоватом песке.

По какому то невообразимому зову крови, мы выстраиваем из своих теней слово, которое все еще пишут на заборах у нас на Родине, фотографируем его и идем спать уже окончательно счастливыми.

Весь следующий день мы избегаем сука - бережем свою психику находя ее очищение в ледяном океане, наблюдая за постигающими на пляже искусство кайтсерфинга немногочисленными туристами. Заявленных сотен серфингистов в эти дни по каким то причинам нет. По правде говоря, нет ни одного.

Перед отъездом мы еще совершаем прогулку по удаленным улицам старого города – находим там семью, ткущую ковер, красивые синие двери и ставни, устраиваем веселую фотосессию в национальных шляпах водоносов и уезжаем вполне довольными в следующий город с волнующим воображение названием– Марракеш.

Marrakesh

Здешних таксистов не сильно волнуют вопросы безопасности и для вечернего переезда из Эссувейры в Марракеш мы решаем испробовать другой вид транспорта – автобус. Случайно покупаем билет не на автобус европейского CTM или современного Supratours, а на какой то музейный местный экспонат, за что на 175 километров и 4 часа пути погружаемся в настоящий «глубокий туризм» и получаем соседей, не сводящих с нас глаз в продолжение всей поездки, заунывных попрошаек, получасовую остановку на рынке мяса и прочий колорит.

По прибытии отдаем распечатку с адресом и картой расположения забронированной риады таксисту. Улицы в той части города, где она находится настолько узкие, что такси туда не пролезает и около 11 вечера мы высаживаемся возле входа в этот темный лабиринт, глядим вслед удаляющемуся такси и изо всех сил стараемся не бояться.

Находится несколько подростков, желающих нас проводить до места назначения за некоторую плату – улицы здесь тоже не подписывают и у нас не остается выбора- мы соглашаемся и полагаемся на судьбу. По мере углубления в лабиринт провожающих подростков становится все больше, улицы уже, арки ниже, надежды попасть в Дом все меньше.

Уже сами себе не веря, мы все же оказываемся у двери с названием нашей риады, высотой примерно нам по пояс. Пока наши провожатые вымогают все больше и больше денег за услугу мы отчаянно стучимся в наглухо запертую дверь. И, наконец, когда Тенин кошелек уже почти опустел – о чудо! – на пороге появляется высокий красивый араб в белых одеждах с человеческим именем Марат:

- Здравствуйте! Вы из России? А мы вас уже давно ждем! Думали уже, что Вы не приедете. Проходите! На то время, пока Вы здесь – это Ваш дом. Вы можете делать здесь все, что пожелаете. Располагайтесь, а я пока приготовлю вам чай со сладостями.

Риада оказывается райской – с великолепными комнатами, с красивой мебелью, восхитительным внутренним двориком и бассейном и голубой водой.

И в этом весь Марракеш – за неприглядными красными глухими стенами скрывается рай и роскошь.

В бассейне и за вкуснейшим чаем к нам снова возвращается жажда дороги и мы все же решаемся выйти в темную марокканскую ночь с целью поужинать возле знаменитой площади - «сердца всего Марокко» - Djemaa el-Fna и заодно поглазеть на магов, чародеев, факиров.

Но на ужин мы снова опоздали потому как уже около часа ночи, да и представление на площади уже сбавило обороты и мы забираемся в карету и заканчиваем день колониаторской прогулкой по городу и ночным знакомством с его достопримечательностями.

-Hotel Mammonia! – с гордостью заявляет наш «ямщик», указывая на невзрачное здание, в котором вершились судьбы сильнейших мира сего и снимались киноленты века.

На улицах уже совсем никого. Лишь мы, луна, горячий воздух и постукивание копыт наших коней. Отчаянно не хватает шампанского! [1]

Весь следующий день мы ведем себя также хаотично, какой и есть Марракеш. Мы бродим от улицы к улице, сбиваясь с пути и меняя направление на противоположное. Мы даже принимаем решение нанять гида, располагая адресом местного турагентства, но этот адрес мы тоже не находим. Карта города здесь решительно ни к чему. К некоторым достопримечательностям мы подъезжаем на такси, но город здесь живет сам для себя и большинство открыто для посещения только 3 -4 часа в день. А мы не подготовились, поэтому в местные графики не вписываемся.

Успеваем прогуляться только по некоему Дворцу Красавицы, в котором не осталось ничего кроме стен и растений и еще находим тень в Саду Мажорелля, фотографируясь с фаллическими кактусами – ныне собственностью Ив Сен-Лорана. Зато мы всегда точно знаем, как найти карету и делаем еще кружок по городу. В 50-градусную жару – карета в Марракеше кажется единственно правильным способом передвижения.

Город с этого ракурса сразу становится гораздо приятнее – можно не думать о том, куда же дальше, и просто разглядывать аистов, вьющих на старых стенах гнезда, фотографировать смешных осликов и быть участником разнообразнейшего хаотичного дорожного движения, можно подглядывать за течением жизни города и его колоритными обитателями, живущими в неизменной транзитной зоне между современностью и прошлым тысячелетней давности.

И все же мы снова не художники и не поэты, мы не находим здесь сказки и очарования востока, мы находим однообразные красные стены, грязные улицы и много бедняков.

Может быть, мы что то сделали не правильно и стоит здесь провести хотя бы неделю, чтобы узнать вдруг какую то тайну, которая притягивает сюда путешественников и заставляет некоторых из них осесть здесь надолго.

Как и полагается правильным туристам, ужинаем в Аргане на террасе с видом на площадь Djemaa el-Fna, наблюдая за тем как она в очередной раз “оживает с заходом солнца, наполняясь звуками барабанов, запахами готовящейся еды, фокусниками, факирами, гадалками” и прочими персонажами перечисленными в любом путеводителе. Но все это не для нас и перед отъездом мы еще отправляемся на прогулку по современной части города – она абсолютно европейская – с широкими магистралями и яркими огнями дорогих отелей. На летних террасах здесь пьют коктейли белые люди, и почти ничего здесь не напоминает об Африке.

Продвигаясь на юг. Tafraoute – Tiznit – Mirleft.

Дорога к югу от Агадира – это уже совсем другое приключение. В поисках неожиданных ракурсов и красок мы выбираем путь через горы Анти Атласа.

Горы Атласа – это что- то такое из детства, из скучных уроков географии пятого класса, с желто коричневой карты с бесконечными названиями, широтами и высотами, которые нужно зачем то выучить. Кто бы мне рассказал тогда что горы эти и правда существуют.

А теперь, спустя десяток лет мы на сияющем новом внедорожнике Mitsubishi колесим среди лунных пейзажей местных гор. Мы держим путь в сторону Тафраута, но это не цель, а лишь ориентир для желающих прокатиться по одной из самых живописных дорог в Марокко. Горы здесь необычного розового цвета, земля – желтого. По пути иногда попадаются деревушки, выстроенные прямо в скалах. На вершине странного холмика, похожего на потухший вулкан тоже стоит небольшой городок, ставший теперь уже подобием музея с единственным жителем – его хранителем и маленькими голубыми дверками в половину человеческого роста.

В горах неожиданно жарко, без преувеличений около 50С, и одновременно ветер очень сильный.

- Воздух как из фена! – восклицаем мы, адепты городской жизни, наслаждаясь порывами горячего ветра.

Непосредственно Тафраут вовсе ничем таким не примечателен, чтобы стоило в нем остановиться. Мы проезжаем мимо теперь уже в направлении океана. В нескольких километрах от Тафраута после сотен километров по лунной поверхности обнаруживается совершенно неожиданная местность – зеленый оазис с пальмами на фоне скал. Находим этот оазис невероятно похожим на пейзаж из мультфильма Ледниковый период – 2 и продолжаем путь. У нас здесь есть еще одно дело – нужно поглядеть на Painted rocks – раскрашенные голландскими художниками по непонятно (понятно J) какому поводу камни.

Показываем страничку из Lonely Planet с описанием этого обязательного к посещению места нашему слегка говорящему по-английски водителю, работнику местного турагентства[2]. Он знает, где здесь можно найти Chapeau de Napoleon – невысокую скалу похожую на шапку, дешевое кафе или сувенирную лавку, но про синие камни он ничего не слышал.

- Вот! Вот он указатель! – после нескольких километров поиска указывает Тена на белый камень с синей надписью Painted Rocks. Там, куда рекомендует ехать указатель настоящей дороги нет – там пустыня с холмиками и огромными камнями. Так что по пути к Painted Rocks получаем настоящее джип-сафари.

20 минут езды и мы уже посреди Африки возле огромных синих камней. Одни. Наш внедорожник, камни и мы. Там, где когда то у голландских художников вдруг оказалось много синей краски посреди пустыни.

Очень жарко и хочется уже купаться – продолжаем путь к океану. Путь лежит через Тизнит – город, славящийся наличием изделий из серебра в большом количестве. Видимо на продаже серебра в Тизните разжилась не одна семья и в общем и целом город выглядит побогаче и посовременней остальных, увиденных нами в Марокко.

Проделав 150 км. от Тафраута мы, наконец, оказываемся на побережье - в Мирлефте. Кругом невысокие белые здания и огромное количество людей, бредущих по автомобильной дороге с удивлением взирающих на наш новенький автомобиль. В эту часть страны туристы заезжают не так уж часто.

Мы ищем красивый пляж с высокой каменной аркой в воде, фотографию которого видели в Интернете. Место это оказывается главным городским пляжем с огромным количеством местных жителей – никакого вам savage. Зная, что пляжей здесь несколько, уезжаем дальше в поисках обещанной уединенности, дикости и космоса. Здесь уже говорят даже на другом наречии – на берберском.

Благо наш водитель владеет берберским и выясняет дорогу на пляж. Дорога – это путь прямо сквозь широкое поле из кактусов. В качестве вознаграждение за упорство поисков мы получаем километры песка и волны разбивающиеся о скалы. Мы довольны. Купаемся, валяемся и пьем Мартини за удачную поездку.

Вдалеке возле скалы обосновалась небольшая серф-станция. Тент, доски, несколько палаток. Обитатели станции беспечно играют в волейбол в лучах заходящего солнца. Завтра у них будет новый день – с волнами и солью в волосах, еще будет ночь с костром, гитарой и смехом. И через неделю мы уже будем снова жить в Городе, стоять в пробке и думать «как бы успеть», а у них все останется по-прежнему в этом месте, где нет повода спешить жить. Я им завидую, но смогу ли я так же? Или Большой Город – это уже навсегда?

Final

- Сииид… У тебя есть палатка? А две? – с заговорческим видом интересуемся мы у нашего друга- серфера, потягивая коктейль, греясь на солнышке в шезлонгах Palm Beach.

- А ты знаешь какой-нибудь дикий пляж, где можно было бы остановиться с палаткой?

И уже на следующий день мы с нашими новыми друзьями едем в «поход». Как становится известным в процессе подготовки - летом с палатками недалеко от Агадира можно останавливаться только в специально оборудованных кемпингах. Такой вариант нам не подходит, поэтому мы едем на частный кусочек пляжа в Тамрафте, принадлежий другу Сида – чемпиону Марокко по длинной доске.

Вот и последняя ночь нашей поездки – мы пьем мартини, под развевающимся флагом Марокко, глядя на заходящее солнце и слушая волны, которые здесь идеально подходят для обучения серфингу. Сид готовит нам ужин. Рэд поет нам романтичную песню Джека Джонсона, про то что «лучше, когда мы вместе». Боб поет какую то национальную берберскую песню. А мы в ответ почему то исполняем «Вагончик тронется, перрон останется» и «Этот мир придуман не нами». Еще мы танцуем сальсу под мобильный телефон. Засыпаем в палатке под шум океана абсолютно счастливыми.

И скоро нам уже предстоит говорить «до свиданья» нашим новым друзьям, океану и звездам. Мы опять не запомнили географических названий и не узнали сотен исторических фактов и даже не купили ковер и бабуши. Взамен, в качестве лучшего сувенира мы увозим ветер в голове, новый смысл слова «свобода» и знание о том, что жизнь может быть совершенно Другой.

Фотографии из поездки:

http://photofile.ru/users/time4wave/2151808/


[1] Берите с собой – в Городе ночью не продается. Вообще алкоголь в Марокко продается в весьма ограниченном количестве магазинов и далеко не во всех барах и ресторанах.

[2] Одно из местных турагентств- Massira Travel 25 blvd du 20 Aout. Аренда внедорожника с водителем обошлась нам 120 евро/день

Очерк made by Катенька Баламут
Считаете ли вы этот отзыв полезным? Да Нет

Комментарии

Нет комментарий.

Оставить комментарий





Реклама
rusrek.com: First Manhattan Financial (800) 252-7047 rusrek.com: 892 Адвокаты по несчастьям (212) 221-5999 rusrek.com: Vassilieva - 718 676-9061 rusrek.com: 921 REHAB 718-395-7445
rusrek.com: Госпожя Еля 718 934-4795 rusrek.com: 920 Belldinni +1 (646) 980-4248 rusrek.com: Tax Target Group LLC 718 615-0500 rusrek.com: Гершфельд
rusrek.com: 923 Yeva Rakhamimova  347-312-4879 rusrek.com: meest2
rusrek.com: Atlantic Properties Realty - 275-127 - (718) 743-1414 rusrek.com: Care Pro of NY (718) 382-4424 (718) 766-9800