Палитра Марокко


166 из 304 считают этот отзыв полезным

Время отдыха: август 2009 - Автор: ЛюдНо - Опубликовано: 22 August 2009
До путешествия в Марокко мои знания об этой стране ограничивались любовью к апельсинам-мандаринам с черной наклейкой-ромбом и таинственной жёлтой надписью «moroc». Также незадолго до отлета я прочла хорошую советскую аксеновскую повесть «Апельсины из Марокко» да посмотрела известный фильм «Касабланка». Вот и весь мой багаж знаний. Оказалось, что Марокко – место на редкость удивительное. Стык Европы и Африки, смесь берберских, арабских, европейских, иудейских и африканских традиций.

Латиняне строили в древности здесь свои города, средневековые пираты держали в страхе Европу, гаремы марокканских султанов будоражили умы любвеобильных французов. Здесь, как в известной стране, «все есть»: потрясающие песчаные пляжи (Атлантический океан на западе, Средиземное море на севере); безмолвные вершины в горах Атласа; плодородные равнины (никогда не знала, что Африка настолько зелена); завораживающие шоколадно-молочные пески Сахары; развалины; португальские крепости; белые – красно-кирпичные - голубые арабские города; мягкий климат; праздный народ (гуляющий и ранним утром, и поздним вечером, переходящим в глубокую ночь); удивительные ароматы … Страна - праздник на любой вкус.

Страна-притяжение. Страна дивной гармонии двух реальностей - сегодняшней и вчерашней. Страна превращений, почти сказочных по внезапности. Агадир совершенно не похож на Марракеш, Марракеш – на Эссуэйру…

В Агадире (Сочи для русских) и не заметишь, что находишься в мусульманской стране: музыка, европейские наряды, вино, многоязычье. И – шикарный, холеный район «Марина», у домов которого припаркованы исключительно Porsche Cayenne (ы), бентли и ауди Q-7, а витрины магазинов призывно зазывают яркими нарядами. В Агадире просто празднество жизни! Беспрерывное броуновское движение людей, которые все время что-то вкусное едят (очень любят хлеб и все мучное.

Стол Марокко - это кус-кус, таджин в глиняных конических сосудах (мясо или рыба с овощами), морепродукты, разнообразное печенье и выпечка, различные блинчики – хичины, марокканский чай с мятой. Спиртное не пьют. По крайней мере прилюдно. ВИна у них хорошие – влияние французов. В стране нет никаких полусладких и сладких вин. Как изюминка, отличающая спиртной рынок - «серое вино» - розовое молодое вино. Приятное, легкое, веселое). Гости Агадира купаются (марокканцы плавают плохо. Но те, кто научился – заплывают туда, где скользят русские и очень гордятся таким умением), совершают покупки (любят как брендовые магазины, так и магазины «Маржан» типа нашего «Ашана»), очень много и очень импульсивно разговаривают и смеются.

Дети в одинаковых панамках (мальчики – один цвет, девочки – другой) строем идут к океану с речёвками, песнями. Их вожак подбадривает прихлопыванием, громкими возгласами. Как результат – повышается настроение не только у идущих строем, но и у сидящих на пляже. А океан! Невозможно при его виде не вспомнить Пастернака: «Приедается все.//Лишь тебе не дано примелькаться.//Дни проходят,//И годы проходят,//И тысячи, тысячи лет.//В белой рьяности волн//Прячась//В белую рьяность акаций,//Может, ты-то их, //Море,//И сводишь, и сводишь на нет». В этом океане стаи рыб на твоих глазах в расстоянии вытянутой руки дышат воздухом большими ртами. Здесь купальщиков больше, чем китайцев.

Взгляд на вечернее побережье ловит плотную стену из находящихся в воде (говорю же – не умеют плавать и стоят, стоят у берега). Никогда не поверю ни одной нашей красотке, что рассказывает как местные приходят на нее полюбоваться. Марокканцы - народ самодостаточный. И ты в этой стране можешь почувствовать себя даже невидимкой. Никто не обращает на тебя внимания, не предлагает зайти «просто посмотреть» на товар.

Пляж – место чудес. Здесь ты за день неоднократно надеваешь то песочные носочки, то гольфы. Здесь ты беспечно болтаешь, читаешь, дремлешь. За день океан не единожды то наступает на землю, то уходит далеко-далеко. Океанская пена мгновенно впитывается в песок, оставляя сумасшедшие танцующие узоры. Не могу не написать о подарке природы. В наш первый день я впервые в жизни поняла, что такое «обжигающий ветер». Днем это было как в сухой-пресухой сауне, а вечером – поток жаркого воздуха из фена. Местные ребята (учатся в Перми на фармацевтов) сказали нам, что за время их жизни (им по 20-23 года) они с таким явлением встретились впервые. Передать на словах ЧТО это такое нереально!

Хотели в этом году слетать дешево, все ждали спецпредложения. Но в один из дней нервы сдали и… путевка была куплена с минимальной скидкой. Как оказалось, за сутки до вылета можно было купить путевку за 11-18 тыс. руб. на человека (дешевле, чем перелет). Правда, на наш отель таких цен не было. Это касалось только 2-х и 3-х - зведочных отелей. Хотя двушечка - отель La palmeriеs- оказался неплох (это со слов тех, кто купил по скидке). Прилетели вечером в Агадир, нас встречал представитель Капитал-тура в апельсиново-оранжевой футболке.

Оранжевое настроение мы постараемся сохранить на всю московскую зиму. По возможности куплю себе апельсинового цвета еженедельник на 2010 год. И ручку оранжевую. А может быть, и еще что-нибудь оранжевое. Но уж точно всю зиму буду покупать оранжевые апельсины – пусть радуют глаз в вазе, потому что (к сожалению) уже не рвешься как в детстве поскорее почистить эту ароматную шкурку. Приятно удивило то, что в отеле, несмотря на поздний час, нас ждал полноценный ужин. С подобным отношением встретились впервые. Причем, со слов летевших нашим самолетом, это касается всех агадирских отелей. «Kenzo Europa» числится как пятизвездночный отель. Но это не сетевая «пятерка», а местная.

Хотя претензий у нас к отелю никаких: очень чисто, тихо, уютно и вкусно. Вид с балкона – бесконечный океан с прибрежным песком, пальмы – «буквы неизвестного алфавита», уютный зелено-цветочный дворик отеля. Впервые не хотелось никакой «нашей» еды по возвращению: ни пельменей, ни черного хлеба с салом – настолько хорош был стол. Но у полупансиона есть недостаток: поужинав, мы уже физически не могли ходить по ресторанчикам с целью знакомства с местной кухней. Даже ни разу не поели знаменитых сардинок в соли в порту Агадира! А уж «всевключенных» просто жаль.

Марокканцы очень любят играть в футбол. Тут и там взлетают в воздух мячи, со всех сторон доносятся возгласы игроков. Одно игровое поле заканчивается на самой кромке воды обмелевшего от отлива океана, а другое начинается на пушистом золотом песке широкого пляжа. Поэтому нас бесконечно мучил вопрос – почему это марокканцы не добились никаких результатов на мировой футбольной арене? Спросили нашего гида об этом, а в ответ получили, что их интересует лишь то, как они выглядят на африканском континенте. «И вот здесь, - гордо молвил гид, - их футбольная команда сильна».

Но настоящий национальный спорт в Марокко – это торговля. Настоящие баталии бурлят на живописных базарах – суках (по-мароккански), которые превращаются в города: золотые апельсины (был не сезон, они были несочные), восточная посуда, блестящие бусы, ножи, кальяны, специи, ткани, ковры – есть все. Кто-то замечательно заметил, что умный базар – триумф местного над привозным, глупый вырождается в супермаркет. В Марокко базары умные. Чтобы сторговаться, надо стараться. Вот один пример. Мы уже выезжали из Эссуэйры, группа ждала опаздывающих. И тут я решила прикупить знаменитый марокканский блестящий заварочный чайник.

Стартовая цена продавца – 600 дирхам (2400 руб). Результат покупки – 110 дирхам (440 руб). Уступила-таки я ему 10 дирхам, иначе это был бы не торг, а упрямство. Многие из группы видели какое наслаждение от торговли получил продавец: он несколько раз отходил от меня, снова подходил, гримасничал, жестикулировал. Но когда сделка состоялась, продавец по-настоящему радовался, хохотал, бил ладонью в мою ладонь. Он был просто счастлив, как красиво шел практически берберский торг. Замечу, что такое происходит не везде. Во многих точках суков называют фиксированную цену – не сдвинешь.

Опыт наших путешествий говорит о том, сколь бы хороши ни были пляжи и как бы ни манило море-океан, по стране надо передвигаться. Только пляжный отдых (не спорю – он хорош сам по себе) не даст никаких впечатлений о новой стране. Это все равно, что знакомится со страной из окна вагона едущего поезда. Чтобы узнать Магриб, нужно было бы проехать по нему с юга на север или с севера на юг. Нужно увидеть все Атласские горы (Большой, Средний и Антиатлас).

Но наше пребывание в Марокко было недолгим, поэтому «за бортом» остались и Касабланка-арабский белостенный Нью-Йорк, и Фес - культурная и религиозная столица страны, и Мекнес - город под зеленой черепицей, и Танжер и Кабо-Негро, где океанская волна смешивается со средиземноморской, и Рабат... Из-за недостатка времени мы не смогли побывать и в марокканской пустыне. А жаль.

Сент-Экзюпери (Кстати, 2009 - год Антуана де Сэнт-Экзюпери в Марокко) в "Маленьком принце" призывал всматриваться в нее. «И если к вам подойдет маленький мальчик с золотыми волосами, если он будет звонко смеяться и ничего не ответит на ваши вопросы, вы, уж, конечно, догадаетесь, кто он такой". Рисуя бархан пустыни Сахары, Экзюпери писал, что это "самый грустный пейзаж на свете.

Это здесь появился на Земле Маленький принц и затем исчез". И тогда сказал Маленький принц: "Когда ты утешишься (в конце концов всегда утешаешься), ты будешь рад, что знал меня когда-то..." Но наши сердца (надеюсь) все-таки зорки. Ведь «самого главного глазами не увидишь». Возможно, эти встречи у нас впереди. Но зато у нас была фантастически интересная двухдневная поездка Агадир – Марракеш – Эссуэйра - Агадир. Если бы я умела рисовать, то каждый из этих городов нарисовала бы абсолютно разными красками.

Картинка с названием «Марракеш». Это розовый, терракотовый, нежно-коралловый, красный и кирпичный цвета. Главная площадь города - Джемаль-эль-Фна – безумно активна. На площади ореху негде упасть. Здесь престарелая кобра нехотя раздувает капюшон, бьют барабаны, прыгают акробаты, льются реки свежевыжатого сока, мелькает бесконечный лабиринт громадного города-сука (конечно же, мы не стали туда даже входить, иначе голова бы звенела, а в глазах бы рябило до сегодняшнего дня). Мужчины курят кальян, женщины степенно прогуливаются, перед площадью – быстрокрылые кареты, запряженные лошадьми.

Одно из мест Марракеша, куда возят туристов, сад Мажореля - ученого-энтузиаста, любителя и собирателя местной флоры. В 60-е годы прошлого века он пришел в запустение. Ив Сен-Лоран купил этот участок и восстановил красоту. Туристов пока пускают только на небольшой кусочек территории. Множество разных растений – от травки-муравки до бамбуковых зарослей и высоченных кактусов. Все очень просто, но стильно. Немногочисленные постройки и цветочные горшки выкрашены в желтый, оранжевый цвета и цвет индиго. Такая жизнерадостная палитра восхищает.

Сама вилла Лорана не видна. Но я представила ее. И она мне понравилась. Еще нас возили в Дворец паши "Эль Бахия". Размеры его огромны. Достаточно сказать, что для каждой жены-наложницы-любовницы свои апартаменты. Везде трудоемкая мозаичная роспись стен и потолков, и даже встречаются витражные окна, фонтаны – наследство европейской культуры. Дальше - мечеть Кутубия. Просто смотрим на стену, развалины. А вечером – прогулка по магазинам. И – обессиленные, но довольные валимся с ног в отеле.

Картинка с названием «Эссуэйра» (Эсавейра). Мне больше нравится как звучит первое слово. Оно мне кажется более звучным, нежным. Раньше этот город называли Могадор. Если бы я рисовала Эссуэйру, мне был бы нужен белый лист и коробка голубых, синих и фиолетовых карандашей. Внизу листа я бы нарисовала холодные и мощные океанские волны (течение там холодное. То ли миф, то ли правда, что тюрьма, построенная на островке, не охранялась, т. к. пытавшиеся убежать и переплыть на материк, не могли доплыть до берега исключительно из-за того, что замерзали в воде).

Чуть выше - немыслимо синие деревянные утлые рыбацкие лодки с облупившейся краской. Горы сетей. Якоря. Медные пушки и ветер. Еще выше - пестрый рынок. Мужчины в длинных джелябах, женщины в платках. Старинный португальский форт. Цветной от множества туристов порт полон гомона огромного количества жирных чаек и бакланов. Этих птиц на моем рисунке так много, что уже нет места для блеска чешуи тут же, на туристской тропе, продаваемой рыбы. У берега столпотворение лодчонок и лодочек. Гортанные звуки то ли птиц, то ли людей.

Еще мне понадобился бы коричневый карандаш – для высоких городских стен с прямоугольными зубцами. Выше стен – солнце и домики. Белые стены. Синие ставни. И – небо. Уверена, что те, кто гулял в Эсуэйре, нарисовали бы похожую картинку. Несмотря на то, что нарисовала я этот город чужими метафорами, все же они складываются в неисчерпаемый пейзаж. Как язык укладывается в словарь. И этого хватит навсегда. Когда входишь в медину – ты в другом тысячелетии. Отнюдь не в 20-м.

Очень (!!!) узкие улочки, ряды ремесленных лавок, лотки бесконечного рынка, здесь же квартиры. Такое впечатление, что цивилизации с водопроводом здесь не было никогда. А в этих домах то там, то сям мелькнет вывеска «Отель такой-то». Здесь какое-то кинематографическое место. Действительно в Эссуэйре снимался фильм по трагедии Шекспира «Отелло». Наверняка и другие фильмы, но я об этом ничего не знаю. В Эссуэйре и представить себе невозможно, что существует на свете пляжный рай Агадир.

Прощаемся с Эссуэйрой. На пути в Агадир - удивительные виды с дикими зарослями и культивируемые плантации арганы Аргана - уникальное дерево, растет лишь в Марокко. Оно цепляется за землю на краю пустыни, где соков не хватает даже для травы. Крестьяне используют аргану без остатка - из стволов делают мебель, ветки сжигают в печах, листьями кормят коз. Но главное - масло. Из жирных плодов, похожих на оливки жёлтого цвета, вырабатывается аргановое масло – «Арганат», употребляемое как натуральная косметика с лечебными свойствами.

Аргана может по праву считаться символом жизни в Марокко. Это дерево дает необходимую тень днем, оно – пища для коз, которые лазают по нему. Козы на дереве – это зрелище. Говорят, что в некоторых местах берберы специально привязывают коз на стволах деревьев. Но мы своими глазами видели прыгающих с и на дерево коз. Любопытно. Еще одна визитная карточка страны. На пути еще одна остановка – дикий океан. Ты стоишь на высоченной скале. Под ногами бьются волны. Небо слилось с океаном. Такая мощь…

Несмотря на то, что Марокко – необычная страна, процесс глобализации берет свое. Мы ловили себя на том, что вот это место похоже на Сайгон, а это – на Барселону… И все равно - Марокко вне времени. Взгляните на картины Делакруа. Вне зависимости от навыков можно и сегодня набросать те же сцены на углах базарных улочек. Уверена, что тысячи художников, фотографов и писателей, когда-либо живших в Марокко, попадали под очарование от его света, особенностей его и его красок. Вероятно, самый известный из всех, Матисс, как-то признался, что эта страна заставила его заново переосмыслить свою палитру.

Да, не прав был поэт К. Чуковский, когда сочинял свой знаменитый стих: «Маленькие дети!// Ни за что на свете//Не ходите в Африку,//В Африку гулять!//В Африке акулы,//В Африке гориллы,//В Африке большие//Злые крокодилы//Будут вас кусать,//Бить и обижать -//Не ходите, дети,//В Африку гулять». Мы не стали слушаться поэта и поехали в Африку. Не столкнулись ни с акулами, ни с гориллами, ни с крокодилами. Открывали балконную дверь по утрам (ночью шумно – народ гуляет) и слышали пение птиц. Дышали чистым океанским воздухом. Наслаждались жарким солнцем.

Мы научились наливать чай, поднимая чайник высоко-высоко. Мы слышали звенящий голос муллы, нараспев выкрикивающего с верхушки мечети во время намаза (раз шесть в сутки, но всегда неожиданно). Глаз радовали розовато-карминные оттенки, потрясающие цвета индиго, охры и терракоты. Над антрацитовым зеркалом ночного океана еженощно зависала багровая луна и немногочисленные звезды. То ли закат, то ли восход. И все это - цвет Марокко. И сколько бы я ни старалась, я не смогу полновесно написать о Марокко.

Марокко трудно показать на картинке. Марокко нужно посмотреть и потрогать. Марокко невозможно забыть. Но сколь бы не интересно нам было в этой африканской стране, домой уже хотелось. Как же это хорошо: хотеть вернуться домой! А не наоборот. Мне в разных странах нравится многое. У себя не нравится многое. Но там я по-настоящему ничего не люблю, там я любуюсь. А дома я люблю многое-многое. Мы пускаемся в странствия, меняем небосводы, не меняя души, но обновляя ее и укрепляясь в своем праве на единственную родину.

От года к году, от путешествия к путешествию пристальней всматриваешься, больше слышишь, шире оглядываешься вокруг. Возрастная дальнозоркость. Или дальнозоркость праздношатающегося человека. Ведь праздному интересно все. Или почти все. Существует столько стран по имени «Марокко», сколько людей их увидело. Мы увидели его таким.
Считаете ли вы этот отзыв полезным? Да Нет

Комментарии

Нет комментарий.

Оставить комментарий





Реклама
rusrek.com: 1429-41 госпожа Еля 718 934-4795 rusrek.com: Гинекология rusrek.com: Посылочный центр в Бруклине 1125-84 rusrek.com: GC Trans Holding Hiring (847) 749-6424 (224) 210-1835
rusrek.com: Levit Medical 1117-101 rusrek.com: Vassilieva - 718 676-9061 rusrek.com: 676-189 Алекс Берд (212) 380-1291 rusrek.com: 1448-09 Osha 718-710-0018
rusrek.com: Home care 702-164 - (718) 377-7077 rusrek.com: Care Pro of NY (718) 382-4424 (718) 766-9800
rusrek.com: 1442-44 Yeva Rakhamimova 347-312-4879 #992 rusrek.com: Невролог Ирина Коган  1346-36  1419-27  (718) 676-0111 (718) 975-4575